?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

вместо эссе
пешка
redkinn2
СУШИТЬ СУХАРИ

Есть такой писатель – Михаил Бару. Большинству читателей (из того меньшинства, которое про него вообще знает) он, пожалуй, известен как автор новых русских хайку и прочих поэтических миниатюр. Честно сказать, довольно легковесных, чаще всего неубедительных, но, вероятно, обаятельных.

Однако специализируется этот писатель и на мини-прозе. Я бы даже сказал (если бы хватило наглости), что проза у него получается лучше, чем хайку. Она, впрочем, тоже не особенно глубока: на одну треть ироническая, на две трети лирическая – и не более. Чаще всего. Но иногда – неожиданно перекликается со вполне мощной отечественной литературой.

Например, в одном разноцветном сборничке Михаила Бару (под названием «Дамская визжаль» в серии «Новый одесский юмор») есть рассказ «Блоха собаки пограничника» – об истории (и музее) московского метро начиная со Средневековья (!), с князя Василия Темного. Такое начало ужé настраивает на антиутопический лад, а ближе к концу еще и недвусмысленные аллюзии появляются: «В зале, где представлены материалы, рассказывающие о метрополитенах ближнего зарубежья, выделяется удивительная мозаика, подаренная к шестидесятилетию московского метро киевскими тогда еще товарищами. Она называется «Голубой вагон» и выложена из нескольких тысяч кусочков редчайшего голубого сала». А? Каково?! Не ожидали от Бару? Но это только цветочки…

В том же рассказе есть и такой сюжет. Во времена разоблачения культа личности некая тайная оппозиция (т.е. сторонники культа) начинает поклоняться стальному болту на одной из станций метро, называя его, болт, именем «Лазарь» (в честь Кагановича). А когда конспирация дает сбой и власти заменяют «Лазаря» на «благонадежного Федора», история с крамольным болтом заканчивается вот чем: его подбирает уборщица и незаметно вкручивает в голову мужу!

Так и хочется заменить «стальной» на «теллуровый»! Однако дело тут даже в другом: данный рассказ написан никак не позже 2011-го (потому что это год издания вышеупомянутой книжки), а про теллуровые гвозди мы с вами узнали в 2013-м. Что из этого следует? Что один, малоизвестный, писатель вдохновил другого – чрезвычайно известного, почти классика? Что мы имеем дело с классической ситуацией Пушкин – Гоголь (Пушкин, конечно, не «малоизвестный», но «Мертвые души» вряд ли бы сам осилил)? Неужели известный писатель может увлекаться творчеством Михаила Бару? Почитывать его перед сном?.. В принципе, почему бы и нет! Но все же логичнее предположить, что мы имеем дело не с заимствованием, а с совпадением. Однако в таком случае получается, что идея о гвоздях (болтах), вбитых в головы, носится в воздухе и что рано или поздно антиутопический сюжет воплотится в жизнь! То есть плакали наши имперские амбиции?! И пора начинать сушить сухари на случай дальнейшего развала сверхдержавы?..

Вот тебе и безобидные хайку, япона мать!

(в)место стихов
пешка
redkinn2
***
Да здравствует бегство моё в почтальоны!
Приснись мне хотя бы, о бегство моё!
Приснитесь, полеты над грустным поселком
И как я кидаю в раскрытые руки
Письма, написанные от руки…

Но что это: люди себя напрягают,
Портят отличное, кажется, зренье
И утепляются прочно очками:
Силятся, молятся письма прочесть,
А ничегошеньки не выходит!

Вот я снижаюсь – на пятки босые
И неуклюже, подобно пингвину,
Но незаметно тянусь к человеку,
Сквозь человека – к письму,
Целую вечность глотая, хочу
Что-то прочесть – ничего не пойму!

Почерк тревожный, сплошной медицинский!..
Я начинаю дрожать, и никак
Не получается снова взлететь,
Лезу на дерево и в раскоряку
Падаю в листья.

А люди смеются
И поджигают невзрачные письма:

Письма так долго страдают в огне…

умерла Наталья Горбаневская...
пешка
redkinn2
Оригинал взят у dkuzmin в Н. Г.
Иногда кажется: почему всё время умирают те, чья жизнь в литературе позволяла легче дышать, оставляла какую-то надежду, — а всякие бессмысленные персонажи живут, и хоть бы что. А потом думаешь: просто смерть бессмысленных персонажей проходит мимо, не задевая, — а после вот этой смерти и вот этой мир уже никогда не будет прежним.


Данила Давыдов - о приключениях верлибра в России
пешка
redkinn2
http://magazines.russ.ru/arion/2013/3/21d.html

Интервью Ивана Ахметьева о новой книге Яна Сатуновского
пешка
redkinn2
http://www.colta.ru/docs/7876

//
— ...насколько я понимаю, пару серьезных текстов ему опубликовать все же удалось? Или только детские? Вообще он сам пришел в детскую литературу или его туда втянули другие люди лианозовского круга?

— Не знаю, вполне возможно, что Сапгир и Холин могли способствовать. Но в 67-м году он стал дедом, и примерно тогда же начали выходить первые его детские стихи. Так что это, наверное, тоже связано. Однако ничего, кроме детских стихов, напечатать не удалось. Сложность в том, что бывали случаи, когда одно и то же стихотворение у него шло в основной корпус стихов, а в немного измененном виде он использовал его для детских книжек. Но в принципе это достаточно разные сферы. Причем детской поэзией он занимался очень серьезно, изучал детский фольклор на разных языках. Правда, еще однажды по случаю 9 мая опубликовали его стихотворение военных лет — из тех, которые он писал для газет. Нормальные, обычные советские стихи.
//